Антарктида: буйство жизни, непорочность и наука

28 января исполнилось 200 лет как русская экспедиция под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева открыла Антарктиду. Ученые Института биологии южных морей, как и прежде, работают в морских экспедициях, изучая загадочный и притягивающий материк. И даже в постсоветский период работа не прекращалась – на станции «Академик Вернадский», приобретенной у Британии Украиной ученые продолжали исследования. В настоящий момент гидробиологи ИнБЮМа находятся в экспедиции на НИС «Академик Мстислав Келдыш». Мы с нетерпением ждем их возвращения в марте и обязательно расскажем о проделанной работе и их впечатлениях, а пока окунемся в воспоминания сотрудников Института, побывавших в Антарктиде в 1998-2002 годах.

Наталья Минкина: Буйство жизни

«Представьте: вместо кур по территории станции – пингвины и поморники. Или выползает котик и рычит зверски – страшно. А бывало, что и не пропускал девушек по дороге. А еще представьте —  летит пчела  -не пчела, шмель — не шмель, а ведь ты знаешь, что там нет никаких насекомых. А это летает качурка Вильсона – антарктическая колибри. Производит впечатление, конечно, самые разнообразные айсберги, формы — плывут мимо. Вокруг них бирюзовая вода, на них – тюлени. Стайка пингвинов, когда плывут на поверхности, похожи на дельфинов. Незабываемы киты. Идешь за пробой ночью, темно очень, и вдруг — вздохи как будто великан вздыхает. А это горбач плавает и фонтаны пускает, но ты его не видишь, только слышишь. А как-то Эрнесту Зайнуллиновичу горбач в иллюминатор заглядывала, иллюминатор ниже ватерлинии находился. До ближайшей станции, американской, было 70 км и как-то оттуда на байдарке приплыла старушечка лихо за 80 лет, поболтала и уплыла. В тихую погоду это можно».

Эрнест Самышев: Мы не утратили своего первенства

«Для меня самые яркие впечатления это те, которые я получил от проделанной научной работы. В частности, опроверг британского классика Мара. Речь идет о самом массовом виде из промысловых объектов в Мировом океане – криле. Нерест криля эффективен лишь при его протекании над мелководьями – над шельфом, поднятиями дна, в мелководных проливах. Общепринятая ранее концепция успешного нереста криля над большими глубинами оказалась несостоятельной. Стоит понимать, что антарктическая экосистема весьма чувствительна к негативным воздействиям антропогенных и естественных факторов. При составлении программы экспедиции, я как руководитель, конечно, учитывал, что наработали другие ученые, что известно, а если что сомнительно – тогда стоит и проверить. Россияне и впоследствии украинские ученые, иначе говоря отечественные, были впереди по научной деятельности в Антарктиде. Впереди и до сих пор, мы не утратили своего первенства, несмотря на все политические перипетии».

Нелли Гаврилова: Антарктида чиста, непорочна и не испорчена человеком

«С декабря 2001 года по май 2002 я отправилась в экспедицию на НИС «Горизонт». Для меня это был второй рейс в жизни, первый – по Черному морю – показался курортом. А потом случилась Антарктида. Рейс в Антарктиду был совсем иным. Начиная с того, что меня стало укачивать, как только мы вышли за наши воды. Укачивало три месяца. Меня Эрнест Зайнуллинович предупредил, что укачивает только когда не работаешь. И действительно, стоило мне приступить к работе на полигоне – укачивать перестало.

Что сказать о самом рейсе? Он был очень тяжелый. Только потом мы узнали некоторые подробности о подготовке команды и самого корабля к экспедиции, которые вызвали определенные вопросы. Однако в рейсе мы были все собранные и держались вместе. Край этот неземной, с большими глыбами льда. Это практически месиво льда, которое не дает двигаться судну. И проходя через него, мы задели скалу. Получили пробоину. Позже, уже по возвращении домой, узнали, что была еще и трещина по всей длине киля. В то время было принято решение данную информацию не распространять… Так что экспедиция была сложная. Но повторить её я готова снова. Несмотря на шторм, в котором мы ложились на дрейф, несмотря на обледенение, с которым мы столкнулись. Несмотря на те трудности, через которые мы прошли.

Хочется снова увидеть это неземное место. Главный вывод, к которому я пришла, побывав в Антарктике, – это другая планета, и человек там лишний. Голубые льды, чистейший воздух. Наступаешь в сугроб, – а след голубой, настолько чистый снег. Можно подойти к пингвинам и тюленям, я погладить их, правда, не решилась. А когда обваливается ледник — стоит сильнейший грохот и поднимается волна.

Из традиций на научной станции есть одна весьма пикантная – все женщины, побывавшие на ней, должны оставить верхнюю часть нижнего белья. В коллекции есть и атрибут принцессы Дианы, которая побывала в Антарктиде и приняла традицию еще во времена принадлежности станции Вернадского Британской антарктической службе. С тех времен там еще и стоит прибор, контролирующий озоновую дыру.

Есть в Антарктиде и место, которое в некотором роде напоминает Балаклавскую бухту – необычайно красивый остров Десепшен. В бухту острова мы заходили, когда прятались от шторма. Там есть горячие источники и налажено туристическое движение.

Антарктида чиста, непорочна, не испорчена человеком. Такое место должно быть на Земле. И хочется, чтобы так оставалось навсегда. Но как же превосходны там закаты и восходы! Однажды утром наблюдала серое море, серое небо – все оттенки серого, через которые струились золотые лучи солнца»…

Ниже мы предлагаем ознакомиться с материалами:

Презентация «Гигантизм в Антарктике» Э.З. Самышев, И.П. Бондарев

«Факторы трансформации антарктической экосистемы и проблемы экологического мониторинга» Э.З. Самышев, П.Д. Ломакин, Н.И. Минкина

Пресс-служба

ФИЦ ИнБЮМ им. А.О. Ковалевского РАН